Вход
Вход
ВСЕ
Редакция
Интервью GL
Опыты
Категории
Поиск
Редакция: Рецензии

Ярослава Широкова: Пред…воплощение в слух.

Ярослава Широкова изначально есть ширь. Ширь сердца. Невероятным образом она сочетает в себе женское (детское, о детях, к детям) и почти мужское, грубое, правдивое. Постоянное слияние нежности и резкого слова. Точность каждого слога, каждой буквы - совсем не-женская точность. Скорее - поэтическая совесть: не врать сказанным, не врать написанным. И это подкупает с первой строки, сражает без права спастись.

Отдельно хочется отметить невероятную добросовестность к языку. Ко всем его проявлениям, к слову, к форме слова, к звуку и звучанию, к ритму, к интонации:

 

у меня новостей - что вишневых горстей

 

полтора кулака, да в пыли рука.

 

в спальне вчера обнищала постель

 

горькая, как мука

**

 

Сами звуки говорят и режут, не жалея того, кто слышит, не обходя его стороной: "В трёхфазный раз гроза во мне включает промозглый страх".

 

Не хрупкость, а зоркость, не мягкость, а твердость слова. Слово предстает как выстрел, как ружье, как дуло, как неизбежность правды:

 

Если наблюдать за моей страной,

Вынимая линзу седого цвета -

Сталин возвращается к нам, живой.

В виде пистолета.

 **

Старость детей в полёте,

смута немых седин:

папы, зачем вы пьёте

воду и керосин?

**

Я накрою лицо заливным алкоголем,

пропечатаю веки запястьем зимы,

этим людям седым, с родовым геморроем

хоть бы хны.

 

Кто есть автор? ребенок, что не знает все, потому лжет, как умеет? а может, наблюдатель? а может участник?

В любом случае, он всегда есть все. Он разлит на все пространство стиха, каждая пространственная деталь проходит сквозь зрение, слух, ощущение и лишь просветлённым, осознанным, но притом не потерявшем первозданность и красоту, достается читателю.

Интимность не становится пошлой, она остается до конца недоступной :

   

Ты знаешь, такое утро,

когда ни тебе, ни мне.

От холода поминутно

копаем углы в огне.

 

Совершенно отдельна и значима цветопись. Цвет никогда не явлен в глаза, в лоб, в лицо - цвет это лишь полутон, это глубь, до которой нужно доплыть самому

 

 

Безглазой аппликацией тепла

не видеть света дальше полутона,

мурашками янтарного стекла

выкуривая солнце из картона.

 

Все полутона, все тени, все очертания света и цвета - все проходит точно и пронзительно сквозь читателя.  В целом глаза есть не только способ познания реальности, но и сама реальность:

 

трамваи входят по двое в глаза,

безопытно слоняются кареты,

кондукторы теряют голоса

и угощают ехать без билета.

 

Все явления есть живое, видное  и в то же время небытовое одновременно:

 

Беззубый холод пачкает дороги

коленями.

**

Больное скрежетанье насекомых

мне чудится от кашлянья колёс.

**

С яблоком пополам

нянча уютный стыд,

выкинь звезду ослам,

пусть она там сгорит.

 

 

Не кладётся окно боковыми руками,

и по кровле не слышно журчанья гардин.

 

Описать или разобрать творчество поэта кажется почти невозможным, именно от силы дарования и неприятия привычного, обыденного, скупого как характеристики. Однако одно сказать можно справедливо и точно - постичь или окунуться вглубь поэтических текстов Ярославы Широковой стоит.

13 ноября 2014, в 18:21
Просмотров 124
Комментарии
Чтобы комментировать, нужно войти.